Как с помощью «простого финского ножа» отбиться от «мессершмитта»

09 июля 2022

Михаил Тимин

3

1304

Как с помощью «простого финского ножа»  отбиться от «мессершмитта»

Тема подтверждений воздушных побед уже не раз поднималась в публикациях, посвященных воздушным сражениям Великой Отечественной войны. Однако, зачастую, в исследованиях, не хватает данных, для того чтобы точно по месту и времени локализовать воздушный бой и заявки на победы того или иного аса. В связи с этими проблемами, а также традиционно сложившимся у многих любителей истории представлением о некой, абсолютно идеальной системе подтверждений побед советских летчиков, попробуем используя архивные документы, разобраться так ли это было, или система подтверждений в ВВС КА ничем не отличалась от системы используемой противником, или союзниками. В представленной статье воздушный бой локализован и по месту, и по времени и велся между двумя самолетами, что исключает всякие случайности.

367-й скоростной-бомбардировочный авиационный полк был сформирован, в конце июля 1941 года на аэродроме с поэтическим названием Агдам, на базе 2-й и 3-й эскадрилий и одного звена 5-й эскадрильи 41-го СБАП и первоначально именовался 41А-СБАП. Полк наряду с 84А-м ИАП вошел в составе вновь сформированной 71-й САД. Командиром полка был назначен опытный летчик, участник боевых действий в Китае и Советско-Финляндской войне майор Иван Иванович Автомонов. На вооружение были получены 19 СБ различных серий выпуска, от «старого» 41-го СБАП.


Бомбардировщик СБ хвостовой №304 из 1-й эскадрильи 367-го СБАП; на стабилизаторе сидит сержант Чесноков (фото из архива журнала «Мир Авиации»)

 Большая часть личного состава полка принимала участие в Советско-Финляндской войне в 1939 – 1940 годах. В конце августа последовал ввод войск Красной Армии в Иран, и в ходе короткой компании было выполнено 115 боевых вылетов. Далее в октябре 1941 года из состава полка был выделен личный состав для формирования 367А-СБАП. Ну а «большая война» для 367-го СБАП, началась в декабре 1941 года, в составе 135-й САД ВВС 44-й Армии Закавказского фронта, с аэродрома Абинская, имея в боевом составе 17 СБ. 

Учитывая то, что в ВВС Закавказского фронта было всего три полка скоростных бомбардировщиков (367-й и 41А-й СБАП на СБ и 367А-й СБАП на Пе-2), а также 4 полка дальних бомбардировщиков (ДБ-3 и ДБ-3ф), имевших каждый от 15 до 29 бомбардировщиков, понятно значение даже одной боеспособной части. После первых боев, в январе 1942 года, в состав 367-го СБАП были переданы оставшиеся самолеты и экипажи 41А-го СБАП (второго формирования), и с 26 бомбардировщиками, полк остался единственным полком СБ в составе ВВС фронта.


Бомбардировщик СБ хвостовой №304 из 1-й эскадрильи 367-го СБАП. Рисунок Александра Казакова

 Далее, после тяжелых воздушных боев 4-5 февраля 1942 года – 367-й СБАП в основном перешел на ночную работу. В мае полк получил на пополнение 14 СБ из корпусных и разведывательных эскадрилий и продолжил боевые действия уже в составе 113-й БАД. В этот период, в основном целями были самолеты противника на аэродромах Саки, Сарабуз, Багерово, Граматчиково, реже скопления войск, а также и плав средства в портах Феодосия и Керчь. Кроме того, иногда самолеты полка использовались в разведывательных полетах, и этот рассказ, как раз про один из таких вылетов.

 9 июля 1942 года, полку была поставлена задача – провести разведку аэродромов Таганрог, Мариуполь и Буденовка (Новоазовск), а также плав средств в портах Таганрог и Мариуполь. Лететь выпало экипажу 1-й эскадрильи сержанта Федора Сергеевича Чеснокова. Несмотря на невысокое звание и стаж службы (окончил училище в ноябре 1941 года), этот пилот был вполне подготовлен, и уже имел опыт боевой работы в том числе ночью, а так как до 367-го СБАП проходил службу в 152-й ОРАЭ, то имел подготовку и как разведчик. Штурманом в экипаже был младший лейтенант Григорий Яковлевич Токаленко, также вполне опытный боец, выполнивший к концу июня 1942 года 40 боевых вылетов. А вот молодого стрелка-радиста решили заменить на опытнейшего специалиста по радио, начальника связи эскадрильи младшего лейтенанта Сергея Васильевича Дурнова, который до этого прослужил стрелком-радистом 4 года, имел опыт Советско-Финляндской войны, до последней должности служил флагманским стрелком-радистом экипажа командира полка, и был награжден орденами Боевого Красного знамени и Ленина.



«Мессершмитт» Bf 109Е из 15.(kroat.)/JG 52, весна-лето 1942 года. Фото из коллекции Бориса Циглича, рисунок Александра Казакова

Несмотря на хорошую подготовку, лететь экипажу предстояло в весьма непростой район. Дело в том, что немецким командованием ПВО побережья Азовского моря было возложено на хорватскую истребительную эскадрилью 15(kroat)/JG52 базирующуюся на аэродроме Мариуполь, которая буквально 1 июля, в дополнении к 15 Bf109Е, получила на вооружение 13 новейших Bf109G-2, и после этого лететь в район Мариуполя, было все равно что тыкать палкой в осиный улей. Тем не менее приказ был выполнен, около 9.30 утра одиночный СБ был подготовлен к вылету и пошел на старт.

Для безопасности полет проводился на высоте 7000 метров, которая была крайне редкой в реалиях восточного фронта, однако, несмотря на принятые меры предосторожности, полет, не остался не замеченным. На перехват «разведчика» стартовал одиночный «мессершмитт», который пилотировал опытный летчик гауптман Златко Стипчич (Hptm.Zlatko Stipcic), на счету которого к этому моменту было засчитано 5 личных побед.


Гауптман Златко Стипчич у своего истребителя. Фото из коллекции Бориса Циглича

 К сожалению, нет информации, на новом «Густаве» или на старом «Эмиле» летел хорватский летчик, однако для любого из указанных истребителей догнать СБ не составляло проблемы, что собственно и произошло. Причем экипаж советского разведчика, занятый наблюдением за целями на земле, судя по всему не подозревал об опасности и заметил перехватчик буквально в последний момент, когда хорват уже заходил в атаку. 

Из-за критической разницы в скорости, теперь избежать боя было практически невозможно, и оставалось только одно - отбиваясь пытаться уйти, как можно дальше в сторону советского берега, что, учитывая вооружение «мессершмитта» было весьма нетривиальной задачей, однако советский экипаж дал бой. Подробности боя нам известны в основном из советских документов, которые тем не менее дают весьма подробную картину событий, тем более, что кроме скупых оперативных документов, этот бой описан в рапортах членов экипажа.

Самое полное описание было в рапорте младшего лейтенанта С.В.Дурнова:

«Днем 9 июля 1942г. Экипаж пилота сержанта Чеснокова штурмана мл.л-та Токаленко и стрелка-радиста мл.л-та Дурнова производил разведку по побережью Мариуполь – Таганрог на высоте 7000 метров, при возвращении с задания был атакован истребителями противника Ме-109. Начало появления истребителей Ме-109 было слева на нас на дистанции 150 мт. Проскочил вперед сзади и начал атаковать.

После первой атаки у меня отказал пулемет причина отказа: утыкание звеньев в головке турели, задержка была устранена простым финским ножом, на третьей атаке в виду того, что в маске представлялась трудность ведения прицельного огня я ее сбросил и весь остальной бой вел без кислорода, на четвертой атаке у меня вновь отказал пулемет то есть повторение той же задержки таким же образом было устранено и на шестой уже атаке Ме-109 мной был сбит, в это время высота была уже 5200 мт.    Самолет противника не горел упал на берегу моря. Точное место мной не определено расстояние от берега не знаю сколько было. Ранение в ногу и руку почувствовал в тот момент когда переходил от турели к борту самолету для определения местоположения самолета Ме-109. После чего я уже ни каких разговоров с пилотом вести не мог лишь потому, что было потеряно некоторое сознание.

После посадки самолета на живот самочувствие было хорошее.»



 

«Мессершмитт» Bf 109G-2 из 15.(kroat.)/JG 52, лето-осень 1942 года, пилот гауптман Златко Стипчич. Фото из коллекции Бориса Циглича, рисунок Александра Казакова

Рапорт сержанта Чеснокова:

«Днем 9 июля 1942г. Экипаж пилота сержанта Чеснокова штурмана мл.л-та Токаленко и стрелка-радиста мл.л-та Дурнова, возвращаясь с боевого задания, при отходе от г.Мариуполь был атакован истребителем Ме-109 на высоте 7000 мт.

Сделав несколько атак он ранил мл.лейтенанта Дурнова. При выходе из последней атаки был сбит Ме-109 мл.лейтенантом Дурновым и упал на береговую черту в р-не пункта Воронцовская. О чем подтверждаю.»

Рапорт младшего лейтенанта Токаленко:

«Днем 9 июля 1942 года при выполнении боевого задания на разведку наш самолет в составе экипажа: пилот сержант Чесноков, штурман мл.л-та Токаленко и стрелок-радист мл.л-та Дурнов, был атакован истребителем Ме-109. Бой начался на отходе от г.Мариуполя и продолжался до нашего берега. При подходе к берегу несколькими удачными очередями на исходе боекомплекта флагманским стрелком-радистом мл.лейтенантом Дурновым был сбит истребитель Ме-109 мл.лейтенантом Дурновым возле береговой черты в р-не пункта Воронцовская. О чем подтверждаю.»


Личный состав 1-й эскадрильи 367-го СБАП на фоне СБ с хвостовым №304, крайний справа — сержант Чесноков (фото из архива журнала «Мир Авиации»)

Стоит добавить описание боя из ЖБД 113-й БАД, так как там содержатся важные сведения, о повреждениях советского бомбардировщика, ранениях экипажа и потерях противника:

«При отходе от Мариуполь экипаж был атакован 1 Ме-110. Произведено до 7 атак сзади снизу сверху. В рез. Пробита гидросистема шасси. Пробиты троса, отбит триммер руля поворота. Пробиты масляные и бензобаки и прострелян правый мотор. Ранен в правую руку и левую ногу стр.радист мл.л-т Дурнов. Легко ранен в левую ногу штурм. мл.л-т. Токаленко. Насчитано до 90 пулевых и 4 пушечных пробоины. По докладу Ме-110 в р-не Воронцовская дымя пошел на снижение (Обстр. огнем пулемета стр.рад.)»

Согласно лаконичным данным противника, гауптман Златко Стипкик в 9.40 (время Берлинское) 9.07.1941г., в районе Ейска сбил SB-3, при этом повреждений его самолет не получил.

Что можно констатировать по итогам этого боя. Ну, во-первых, это был очень долгий и напряженный поединок, расстояние от Мариуполя до Ейска – 60 км, таким образом бой продолжался примерно 10 – 15 минут.

Во-вторых, хорватский пилот проявил настойчивость проведя 6-7 атак, а также серьезную стрелковую подготовку, и по данным советской стороны буквально изрешетил СБ, добившись сотни попаданий. То, что советский бомбардировщик не загорелся или не потерял управление, однозначно определенный элемент везения, вероятно кто-то из экипажа родился в рубашке. 

 
Маршрут экипажа СБ от Абинской через Ейск к Мариуполю и обратно (красная линия) и его перехват «Мессершмиттом» Стипчича (чёрная линия). Крестиками отмечены места «падения» самолётов по докладам «победителей»

В-третьих, экипажу СБ, казалось бы, в безвыходной ситуации, удалось отбиться, и несмотря на тяжелые повреждения, вернуться на свой аэродром, хотя посадка была произведена на брюхо, а впоследствии самолет был уничтожен при отступлении. Несомненно, все члены экипажа, вели себя героически, что в купе с везением позволило им спастись самим и спасти машину. Особенно заслуживают уважения хладнокровные действия стрелка-радиста, дважды с помощью «простого» финского ножа, устранившего неисправность пулемета, и конечно мужество и профессиональные действия молодого пилота, вчерашнего выпускника училища, который 200 километров вел израненный самолет с одним работающим мотором и смог выполнить успешную посадку.

Таким образом фактически этот бой не выявил победителя, обе стороны были достойны друг друга в упорстве, хладнокровии и храбрости, но и та и другая сторона мягко говоря завысила свои реальные достижения. Причем если у хорватского пилота были хотя-бы теоретические надежды на то, что советский бомбардировщик после 15 минут преследования, с выбитым мотором, таки упадет, хотя он реально не мог видеть падение, и «сбитый» им СБ шел на одном моторе до аэродрома Абинская 200 км. То экипаж СБ, судя по записи в ЖБД дивизии, вообще мог видел только снижающийся истребитель, однако все три члена экипажа без обиняков записали его в сбитый и подтвердили этот «факт» рапортами. Поэтому для горе-исследователей, которые выдвигают нелепые тезисы о том, что победы советских летчиков проверялись и подтверждались какими-то сверх объективными данными, этот случай служит наглядным примером того что воздушные победы завышались всеми сторонами и советские пилоты вовсе не были исключением из правил.


Слева направо экипаж бомбардировщика СБ 367-го СБАП: лётчик сержант Фёдор Сергеевич Чесноков (на послевоенном фото в звании майора), штурман младший лейтенант Григорий Яковлевич Токаленко (на послевоенном фото в звании капитана), стрелок-радист начальник связи эскадрильи младший лейтенант Сергей Васильевич Дурнов (на послевоенном фото в звании старшего лейтенанта)

Примечательно, что все три члена экипажа СБ пережили войну, и еще долго служили в ВВС. Пилот Федор Сергеевич Чесноков, был одним из лучших советских летчиков бомбардировщиков, менее чем через год после этого боя - 24.05.1943г., за мужество и героизм проявленные в ходе 171 выполненных боевых вылетах, он был удостоен звания Героя Советского Союза, а всего за период Великой Отечественной войны, выполнил 240 боевых вылетов. 191 боевой вылет на счету Григория Яковлевича Токаленко, 150 боевых вылетов совершил Сергей Васильевич Дурнов. А вот судьба хорватского пилота сложилась трагически, ас с 12 победами сотник Златко Стипкик в мае 1945 года попал в плен к югославской народно-освободительной армии и был казнен, как военный преступник.

Автор выражает благодарность Борису Цигличу, Владимиру Раткину, Василию Золотову и Андрею Симонову за предоставленный материал и другую помощь в работе над статьей.


Поделиться
Комментарии
Михаил Скородумов
09.07.2022 12:42:52
Интересный рассказ. Предлагаю и другие статьи Михаила разместить на сайте. Например, о боях под Великими Луками. Перечитаю с удовольствием
Рыбьяков Рыбьяков
09.07.2022 14:34:40
Отлично!  
Евгений
06.08.2022 11:57:23
Судьба хорвата не трагична,а закономерна и логична
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.