«Невозможная победа»: 12 мифов о сражении при Мидуэе

13 августа 2022

Николай Колядко

1

1739

«Невозможная победа»: 12 мифов о сражении при Мидуэе

Так получилось, что самое яркое и парадоксальное сражение войны на Тихом океане – Мидуэй – известно нашей публике гораздо хуже не только Пёрл-Харбора, но и того же рейда Дулиттла. При этом то, что известно, обычно искажено большим количеством даже не мифов, а просто заблуждений. Причиной этому малое число переведённых на русский язык работ по этой теме. Но что ещё хуже, все они были написаны в 1950-60-х годах, а военно-историческая наука в США и Японии с тех пор не стояла на месте, причём серьёзный прорыв в изучении Мидуэя состоялся совсем недавно, в начале нынешнего века. Так что попытаемся разобраться с самыми распространёнными заблуждениями об этом сражении.

 Миф 1. Мидуэйская операция была частью хитрого стратегического плана японцев

На сам деле, как и в случае с Пёрл-Харбором, это был опять личный проект главкома Объединённого флота ВМС Японии адмирала Исороку Ямамото. В то время, как у японского генштаба были совершенно другие планы на второй этап «войны за Великую восточную Азию». Но Ямамото удалось – снова путём шантажа – убедить любимое начальство принять его вариант.


Автор идеи и разработчики плана Мидуэйской операции: главком Объединённого флота адмирал Исороку Ямамото, его начальник штаба контр-адмирал Мотомэ Угаки, начальник оперативного отдела штаба, «бог операций» капитан 1-го ранга Камэто Куросима

 МИФ 2. «Спусковым крючком» операции послужил рейд Дулиттла

Генштаб ВМС Японии согласился на Мидуэйскую операцию ещё 5 апреля 1942 г. То есть за 13 дней до рейда. Другое дело, что после авиаудара по метрополии отношение к ней радикально изменилось. Операция, главной целью которой было исключить подобное в будущем, получила зелёный свет. На неё были немедленно выделены все запрошенные силы и обеспечено приоритетное снабжение. И даже командование сухопутных сил, до этого и слышать не желавшее ни о каких флотских авантюрах, по собственной инициативе выделило десантные и инженерные части.

МИФ 3  Удар по Алеутским островам был отвлекающим

«Сверхзадачей» Мидуэйской операции было привлечь в одно место как можно больше американских кораблей с тем, чтобы уничтожить их в «решающем сражении». Любые отвлекающие действия прямо противоречат этой цели. Так что в исходном плане штаба Ямамото никаких Алеут не было. Но захват западной части архипелага был заложен в ещё довоенные планы. Поэтому Генштаб ВМС просто решил провести две этих операции параллельно. Благо сил, по их мнению, хватало.


Вот такой военно-морской балет творился в северной части Тихого океана накануне сражения: три японских соединения выдвигались к Алеутским островам, ещё шесть – к атоллу Мидуэй.

Данное заблуждение возникло из-за того, что Алеутская операция началась на день раньше Мидуэйской.  Однако согласно исходным планам, авиаудары по атоллу Мидуэй и Датч-Харбору на Алеутах должны были начаться одновременно, утром 3 июня 1942 г. Но из-за проблем с подготовкой начало Мидуэйской операции пришлось перенести на день позже, а общий план был настолько сложным, что всё остальное решили не менять.

Миф 4. Японские силы при Мидуэе значительно превосходили американские численно

Американская историография традиционно изображала это сражение как «поединок Давида с Голиафом». Двум американским соединениям противопоставлялись все японские силы, задействованные в операции. Есть и другая крайность: у американцев предлагается считать всё, что они теоретически могли там задействовать. Сравнение этих «полных» составов приведено в левой части таблицы.


* Силы, что теоретически могли быть использованы при Мидуэе ** Включая двухмоторные бомбардировщики берегового базирования

Но японцы раздробили свои силы и не смогли реализовать своё подавляющее численное превосходство. Американцы же не собирались подыгрывать японским хотелкам о «генеральном сражении» и отправили к Мидуэю лишь быстроходные авианосные соединения для действий в стиле «ударил-убежал». Поэтому корректней считать только те корабли и самолёты, что реально участвовали в бою. А там соотношение было совсем другим.

Миф.5. Благодаря радиоразведке американцы знали японские планы, что и обеспечило их победу

Американская радиоразведка сделала очень много. Но говорить о полном знании ими японских планов не приходится. Например, критически важное число авианосцев в Первом мобильном соединении японцев так и не было установлено. А то, что в операции был задействован ещё и весь японский 1-й флот – каких-то семь линкоров, включая «Ямато», плюс эскорт, включающий лёгкий авианосец – вообще осталось неизвестным.

Содержащий оценку сил противника фрагмент оперативного плана ТФ США № 29-42 по отражению японской атаки на Мидуэй. Сравните с реальными силами японцев, задействованными в операции.

Разведка действительно дала командованию шанс использовать слабые места переусложнённого японского плана, полностью зависевшего от эффекта внезапности. Словом, они сделали победу при Мидуэе возможной. Но вот с количественным и качественным превосходством противника разведка ничего поделать не могла. Так что победа была далеко не предрешена – в ходе сражения всё неоднократно висело на волоске и целиком зависело уже от «тех, кто в море».

Миф 6. Японцов погубило то, что они не смогли своевременно обнаружить американские корабли из-за задержки со взлётом одного из самолётов-разведчиков

Как ни странно, всё было с точностью до наоборот. Из-за задержки со взлётом, командир разведчика №4 на пеленге 100° решил сократить маршрут и в результате вышел на американские корабли уже в 07:28. А в случае своевременного вылета он пересёкся бы с ними как минимум на 30-40 минут позже.

-

Миф 7. Адмирал Нагумо проиграл сражение потому что абсолютно не разбирался в авиации

Вице-адмирал Тюити Нагумо действительно не имел лётной подготовки или хотя бы опыта командования авианосцем. Но ровно то же самое можно сказать о его противниках – контр-адмиралы Фрэнк Флетчер и Рэймонд Спрюэнс подобными квалификациями тоже не обладали, но это почему-то не помешало им выиграть.


Командующий 1-м Воздушным флотом вице-адмирал Тюити Нагумо и начальник авиационного отдела штаба этого флота капитан 2-го ранга Минору Гэнда.

Причём, в отличие от них, Нагумо уже больше года возглавлял 1-й Воздушный флот и имел опыт нескольких удачных операций. Кроме того, решения он принимал не единолично, а с помощью своего штаба, авиационным отделом которого заведовал Минору Гэнда, один из ведущих специалистов Японии по тактики палубной авиации. Так что о непрофессионализме этой команды говорить не приходится.

Миф 8. В критический момент Нагумо начал метаться и принимать непоследовательные решения

Представление о непоследовательных метаниях Нагумо появилось из-за неправильной интерпретации «сырых данных», приложенных к отчёту Первого мобильного соединения о сражении. Ранние исследователи не совсем понимали природу этих данных, собранных из разных источников – а частично и вообще по памяти – поэтому выстраивали «тайминг» сражения, исходя из имевшихся там временных меток.


И не забываем в каких условиях эти решения принимались: флагман 2-й дивизии авианосцев «Хирю» и его эскортный эсминец на полной скорости уворачиваются от бомб «Летающих крепостей».

Решения вице-адмирала Нагумо сейчас представляются пусть и не идеальными, но вполне адекватными. Конечно, исходя из того объёма информации, которым он обладал «там и тогда». По большому счёту, Нагумо стал заложником разработанного штабом Ямамото плана, который в принципе не предполагал активных действий противника на данном этапе операции. А также заложником выявленных в ходе сражения слабых мест в японской концепции применения авианосцев и организации палубных операций.

Миф 9. Японцам просто не повезло – им не хватило каких-то пяти минут, чтобы поднять в воздух самолёты для полноценного ответного удара, что свёл бы сражение как минимум вничью

После обнаружения американских кораблей японцам пришлось срочно перевооружать ударные самолёты с тяжёлых бомб на торпеды, а пикировщики – с фугасных «наземных» авиабомб на бронебойные противокорабельные. Алгоритм этих мероприятий у них был отработан плохо, вдобавок заниматься этим пришлось в условиях активного маневрирования на полной скорости из-за атак американской авиации.


850-кг авиаторпеда обр. 91 на транспортно-подъёмной тележке. А теперь представим, что это надо было тягать по кренящейся ангарной палубе маневрирующего на скорости 30 узлов корабля.

Кроме того, эти непрерывные – пусть и безрезультатные – атаки требовали постоянной ротации истребителей охранения, расстрелявших свой боекомплект. Для этого авианосцам была необходима «чистая палуба». Что тоже не позволяло начать подъём ударных самолётов из ангаров. В результате, на момент атаки американских пикировщиков около 10:25 никаких готовых к вылету толп самолётов на полётных палубах японских авианосцев не было. По большей части они всё ещё находились в ангарах. На единственном уцелевшем после первого удара авианосце «Хирю» поднять в воздух его ударную группу удалось не через 5, а лишь через 30 минут после успешной атаки американцев.


Фрагмент оперативного боевого журнала авиагруппы «Акаги». Красным подчёркнуто время последних посадок на корабль – 07:10 по Токийскому времени. То есть всего за 15 минут до американской атаки палуба авианосца всё ещё оставалось свободной от самолётов.

Миф 10. Поражение при Мидуэе лишило Японию «сотен незаменимых пилотов»

Безвозвратные потери японского лётного состава при Мидуэе в реальности составили 115 человек. 66 из них были пилотами палубной авиации. Потери серьёзные, но далеко не катастрофические. Квалифицированных лётчиков у Японии всё ещё хватало, чего не скажешь об авианосцах. Для сравнения, американцы в этом сражении лишились 186 человек лётного состава, включая 94 пилота. Однако никто почему-то не называет эти потери катастрофическими, а победу – пирровой.

Миф 11. Мидуэй был решающим/переломным сражением войны на Тихом океане

Потеря четырёх эскадренных авианосцев действительно серьёзно ослабила Императорский флот. Однако он всё ещё превосходил силы Тихоокеанского флота США, что позволило японцам нанести противнику ряд чувствительных поражений в ходе последовавшей вскоре эпопеи вокруг острова Гуадалканал, где тоже периодически всё висело на волоске. И только по результатам этой кампании Япония окончательно потеряла стратегическую инициативу.


Последний из четырёх: догорающий авианосец «Хирю».

Любые исторические сравнения являются откровенными натяжками. Но если проводить подобные грубые аналогии, то сражение при Мидуэе это не «американский Сталинград». По своему значению для данного ТВД оно сравнимо скорей с битвой за Москву: противнику нанесено первое серьёзное поражение, блицкриг остановлен, но до решительного перелома ещё воевать и воевать.

Миф 12. При Мидуэе американцам очень повезло

Если бы им удалось хотя бы просто нормально разведать цели и нормально организовать вылет ударных авиагрупп, то в небе над японским соединением должны были одновременно нарисоваться 100 пикировщиков, 40 торпедоносцев и 28 истребителей эскорта. Эта армада могла одним ударом и с минимальными потерями вынести все четыре японских авианосца, да и их эскорту бы тоже не поздоровилось.


Везение, как оно есть: момент торпедного попадания в авианосец «Йорктаун».

Но в реальности «везение» свелось к разрозненным атакам и десяткам выкошенных безо всякого результата торпедоносцев. К «заблудившимся» эскадрильям и тяжёлым потерям пикировщиков. К двум ответным ударам по «Йорктауну», приведшим к потере корабля. И так далее. Другое дело – потери японцев оказались в результате намного выше. Так что всё произошло согласно старому правилу: «Любое сражение – это всегда чреда ошибок с обеих сторон. И побеждает тот, кто совершит хотя бы на одну меньше.»


Статья в первые была опубликована 3 сентября 2021 года на страницах автора в LiveJournal
На сайте канала "ТактикМедиа" размещена с согласия автора. (Ред. "ТМ")

Поделиться
Комментарии
Михаил Скородумов
13.08.2022 21:50:08
Спасибо. Очень интересно  
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.